Rambler's Top100
retailmagazine.ru
Торговое оборудование. Розничная торговля
Профессиональный журнал и интернет-портал для ритейлеров и поставщиков торгового оборудования, товаров и услуг
ЖУРНАЛ ПОДПИСКА РЕКЛАМА
НовостиСтатьиЭкспертыМероприятияМаркетПоставщикиСсылкиКонтакты

Главная Содержание
История
Журнал "Торговое оборудование. Лучший Выбор", июнь 2003

Свежие идеи старых пивных лавок

О пивных заведениях “старого” Петербурга написано ничтожно мало: им не уделяли большого внимания ни бытописатели, ни историки. Однако городские пивные того времени - это целый мир: со своими легендами и традициями. Рассказы о пивных “блистательного Санкт-Петербурга” занимательны и поучительны. Возможно, они заинтересуют владельцев современных баров и будут им полезны.

Граммофоны запретили
В дореволюционном Петербурге существовало огромное количество пивных лавок, погребов и портерных, существование которых было неразрывно связано с жизнью страны и города. В начале века многие владельцы пивных заведений, для привлечения посетителей, завели у себя модную новинку - граммофоны. Однако вскоре они были запрещены городскими властями. Мотивом тому было “беспокойство, причиняемое обывателям” - то есть жителям близлежащих домов.
Тогда в 1909 году Союз пивоторговцев возбудил ходатайство перед градоначальником о разрешении заменить запрещенные граммофоны оркестрионами (“прародителями” современных музыкальных автоматов). В прошении указывалось на полное отсутствие шума от игры оркестрионов. Тем не менее, в этом им тоже было отказано, так как звучание музыки допускалось лишь в заведениях “трактирного промысла”; питерские же пивные такого статуса не имели. Однако некоторые из пивных лавочников все же продолжали держать в своих заведениях граммофоны, поэтому с ними приключались другие истории.

Суд зашел в тупик
Занятный случай произошел в доме № 35 по Дегтярной улице, где размещалась пивная лавка Аксенова. Как-то местный полицейский пристав, проходя мимо этой лавки в то время, когда в ней играл граммофон, услышал нецензурную песню, записанную на одной из пластинок. Недолго думая, он арестовал всю фонотеку лавочника. Дело было передано мировому судье. В качестве экспертов почему-то были приглашены... постоянные посетители пивной.
Во время слушания дела “эксперты” заявили, что для ресторана эти песни, конечно же, не годятся, а вот для пивной - самое то. И даже пытались напеть некоторые особо “ударные” куплеты. После этого мировой судья отказался самостоятельно рассматривать это дело и запросил мнение цензурного комитета. Чем закончилась эта история, неизвестно; скорее всего, лавочнику Аксенову просто запретили держать граммофон.

“Баварии” принадлежало много
Большинство пивных лавок Петербурга того времени принадлежало пивзаводу “Бавария”. Его владельцы - помимо того, что производили хмельной напиток - постоянно открывали новые пивные заведения или же покупали ранее существовавшие. Так случилось с лавкой скончавшегося в 1911 году И. Братчикова - хозяина пивной на углу Фонтанки и Вознесенского проспекта. Завод “Бавария” купил эту лавку у наследников предпринимателя всего за 4500 рублей, тогда как покойному она приносила 18 тысяч рублей прибыли ежегодно.
Напротив Казанского собора (по Екатерининскому каналу, (в доме № 13) более 30 лет работала пивная лавка, принадлежавшая известному трактиропромышленнику Чванову. В том же 1911 году он умер, а его заведение, как и многие другие, приобрела “Бавария”. Лавку капитально отремонтировали. “Кроме внешней отделки, пивная располагает изобильным буфетом и массой газет и журналов; есть в ней и телефон”, - рассказывали газеты.

Кто во что горазд
Многие из владельцев пивных лавок думали над тем, чем удивить своих гостей и сделать так, чтобы посетителей было как можно больше. Так, владелец пивной на Лиговском проспекте, 104, (господин Морозов) в 1912 году начал предлагать посетителям засахаренную клюкву всего по 30 копеек за фунт. Это настолько понравилось гостям, что они стали требовать того же и в соседних лавках. Конкуренты Морозова были очень недовольны, так как продажа дешевой ягоды оказалась делом невыгодным. Между тем, отказывая посетителям в клюкве, конкуренты лишались своих клиентов. Предприимчивый Морозов немного терял в деньгах на клюкве, зато обогащался за счет наплыва посетителей.
В заведении, расположенном на Невском, 122, его заведующий (И. Коршунов) привлекал публику целым рядом остроумных нововведений. Одно из них заключалось в том, что на столах были установлены металлические рамки с прейскурантами, снабженные держателями для спичечных коробков. На одной стороне прейскуранта были напечатаны цены на пиво, а на другой перечислены предлагаемые закуски (до 40 наименований). В этом отношении простая пивная лавка не уступала приличному ресторану.
С 1912 года в одной из пивных был введен в употребление оригинальный счетчик выпитого клиентом пива. Он представлял собой бумажную ленту длиной 8 дюймов (около 20 см), разделенную на 10 отрывных талонов. Такая лента вручалась посетителю с первой кружкой пива; остальные же он получал в обмен на талоны. Процесс мог продолжаться до окончания ленты. При расчете гостям предъявляли использованные ими талоны.
Придумал это новшество лавочный буфетчик, который этим еще и развлекал посетителей, потому что на каждом талоне была своя надпись: “Для бодрости духа” или “Для вдохновения”, например. Это вполне соответствовало потребностям жаждущей души и находило в сердцах посетителей благодарный отклик. Некоторые гости предлагали находчивому буфетчику запатентовать свое изобретение и нажить на этом капитал.
На Васильевском острове (в доме № 13 по Малому проспекту) в 1913 году была отрыта лавка господина Ефимова. Он рекламировал ее как “весьма гигиеническую” и хвастался хорошей музыкой. “Пиво, портер, мед имеются лучших фирм, а минеральные воды для удобства подаются в сифонах”, - расхваливал в газетах Ефимов свое заведение.

Ложка дегтя в бочке... пива
У владельцев пивных заведений того времени бывали не только радостные дни - зачастую предприниматели попадали и в конфликтные ситуации. В этом плане бары прошлого ничем не отличались от сегодняшних. Вот лишь один пример: в доме № 3 по Фонарному переулку в 1912 году находилась пивная лавка П. Мараева. Как-то к нему явились двое прилично одетых посетителей и на ломаном русском языке потребовали пива. Когда они вдоволь напились и дело дошло до оплаты, посетители вдруг заявили, что расплатятся позже - недели эдак через две. Естественно, хозяин стал возражать, и тогда один из них замахнулся на лавочника палкой, но напасть не успел. Дерзкие посетители, оказавшиеся англичанами, были задержаны и доставлены в полицейский участок.
Однажды среди питерских пивоторговцев возник конфликт: некие Шамин, Катков и Суровцев, имевшие пивные лавки в районе Невского проспекта и улицы Жуковского, стали сбивать цены. Они продавали “Столовое” пиво по 10 копеек за бутылку, а “Баварское” - по 9, что было на копейку меньше, чем обычно. Это вызвало недовольство окрестных лавочников, но с нарушителями “пивного” спокойствия поделать ничего было нельзя: конкуренция.
В 1911 году разорился и вскоре скончался И. С. Семенов - довольно видная фигура в трактирно-пивном мире Петербурга. Как и многие другие промышленники, он достиг блестящего положения собственными трудами и благодаря своей энергии. Начинал Семенов с мальчика на побегушках, а через 25 лет стал владельцем нескольких трактиров, директором пивоваренного завода и депутатом городской думы. Предприниматель был также основателем одного из популярнейших ресторанов в городе - “Бель-вю” на Лиговке.
Его сгубили доброта, простота и доверчивость. Многие приходили к Семенову занимать деньги, и он не отказывал никому. Долги, конечно, мало кто возвращал, в результате чего предприниматель стал банкротом. Это так потрясло добряка, что он вскоре скончался.

Лавки чуть не закрыли
В Петербурге пивные лавки были отнюдь не везде. Существовало правило, согласно которому открытие пивных не допускалось на Невском проспекте, Морской, Миллионной, Алексеевской и Симбирской улицах, а также на некоторых набережных - Арсенальной, Французской, Дворцовой и Адмиралтейской... В 1910 году городская управа решила расширить этот список и закрыть пивные лавки на улицах Глинки, Гороховой, набережной Фонтанки, набережной Мойки, Финском проспекте и Большом проспекте Петербургской стороны. Владельцы питейных заведений сопротивлялись этому как могли, и стороны пришли к компромиссу: чиновники запретили торговать пивом только на Каменноостровском проспекте и набережной Фонтанки; остальные же улицы пивных не лишились.

Михаил Пазин


На главную страницу       Содержание номера (июнь 2003 г.)

© Журнал "Торговое оборудование. Лучший Выбор", 2003

Перепечатка и использование материалов журнала и сайта допускаются только с согласия редакции, с активной ссылкой на сайт Torg.spb.ru и с указанием автора

Яндекс цитирования